mormish: (Default)
Поехать в Америку Эдик мечтал с детства. В школьном сочинении на тему "Кем я хочу стать" Эдик написал - "американцем". Вызванные к директору школы родители качали головами и говорили "Ай-яй-яй", а потом дома объяснили неразумному сыну, что хотеть быть он может кем угодно, но не всеми своими желаниями нужно обязательно делиться с окружающими. Эдик стал писать в сочинениях, что хочет стать пожарным и постепенно реабилитировался в глазах директора, потому что "пожарным, в Америке" Эдик добавлял шёпотом или про себя, а не на бумаге.

С возрастом желание стать американцем никуда не пропало. После отделения Латвии от СССР и установления дипломатических связей с США, Эдик пошёл в посольство за визой. Надо отдельно сказать о том, как он выглядел к тому времени. Умный, очень интересующийся всем на свете парень с медицинским образованием, обладал лицом, которое у меня лично моментально вызывало мысли о "стрелках, бэхах, тёрках, разборках", что отлично сочеталось с более чем двухметровым ростом. Но его обаяния хватило бы и на пятерых.

Первая беседа с консулом проходила стандартно, на стандартном же вопросе Эдик и споткнулся. На "Вы не собираетесь оставаться в США?" Эдик вспомнил школьные политинформации и, ответив "У вас там наркомания, проституция и банды везде - чего ж это я останусь?", заимел себе в паспорт штампик "Not acceptable, 6 months".

В дальнейшие несколько лет Эдик посещал посольство регулярно, раз в полгода. Он несколько раз менял паспорта, фамилию, причёску, но НЕ УЗНАТЬ его было просто невозможно. Его встречали уже как родного, ибо за это время он перезнакомился со всеми работницами посольства, одна из которых однажды по-секрету шепнула ему добрую весть - консула меняют, этого мужика меняют на женщину.

Эдик подготовился. Он надел костюм и вытащил их уха серьгу. Весь в одеколоне и в галстуке, рано утром, он направился в посольство. У консульши загорелись глаза, когда она увидела Эдика, а после его улыбки она "поплыла".
- Доброе утро.
- Доброе утро. Как поживаете?
- Спасибо, уже просто замечательно...
Непринуждённый разговор был наполнен хихиканьем и стрелянием глазами. Всё шло замечательно и по плану. Рука консульши уже тянулась к заветному штампу с "одобрямс", когда её дёрнуло спросить:
- А вы у нас уже бывали?
- Да, случалось,- радостно ответил Эдик, следя глазами за рукой консульши.
- А по какому поводу?- спросила консульша с немного потускневшей улыбкой и её рука замерла.
- Ээээ... да по такому же, за визой приходил,- начал подозревать недоброе Эдик.
- И что они вам сказали?- с надеждой поинтересовалась консульша.
- Нат аксептабал,- бухнул Эдик.

Через шесть месяцев Эдик снова был у дверей посольства. Потому что мечту детства не убить каким-то там резиновым штампом.
mormish: (Default)
Поехать в Америку Эдик мечтал с детства. В школьном сочинении на тему "Кем я хочу стать" Эдик написал - "американцем". Вызванные к директору школы родители качали головами и говорили "Ай-яй-яй", а потом дома объяснили неразумному сыну, что хотеть быть он может кем угодно, но не всеми своими желаниями нужно обязательно делиться с окружающими. Эдик стал писать в сочинениях, что хочет стать пожарным и постепенно реабилитировался в глазах директора, потому что "пожарным, в Америке" Эдик добавлял шёпотом или про себя, а не на бумаге.

С возрастом желание стать американцем никуда не пропало. После отделения Латвии от СССР и установления дипломатических связей с США, Эдик пошёл в посольство за визой. Надо отдельно сказать о том, как он выглядел к тому времени. Умный, очень интересующийся всем на свете парень с медицинским образованием, обладал лицом, которое у меня лично моментально вызывало мысли о "стрелках, бэхах, тёрках, разборках", что отлично сочеталось с более чем двухметровым ростом. Но его обаяния хватило бы и на пятерых.

Первая беседа с консулом проходила стандартно, на стандартном же вопросе Эдик и споткнулся. На "Вы не собираетесь оставаться в США?" Эдик вспомнил школьные политинформации и, ответив "У вас там наркомания, проституция и банды везде - чего ж это я останусь?", заимел себе в паспорт штампик "Not acceptable, 6 months".

В дальнейшие несколько лет Эдик посещал посольство регулярно, раз в полгода. Он несколько раз менял паспорта, фамилию, причёску, но НЕ УЗНАТЬ его было просто невозможно. Его встречали уже как родного, ибо за это время он перезнакомился со всеми работницами посольства, одна из которых однажды по-секрету шепнула ему добрую весть - консула меняют, этого мужика меняют на женщину.

Эдик подготовился. Он надел костюм и вытащил их уха серьгу. Весь в одеколоне и в галстуке, рано утром, он направился в посольство. У консульши загорелись глаза, когда она увидела Эдика, а после его улыбки она "поплыла".
- Доброе утро.
- Доброе утро. Как поживаете?
- Спасибо, уже просто замечательно...
Непринуждённый разговор был наполнен хихиканьем и стрелянием глазами. Всё шло замечательно и по плану. Рука консульши уже тянулась к заветному штампу с "одобрямс", когда её дёрнуло спросить:
- А вы у нас уже бывали?
- Да, случалось,- радостно ответил Эдик, следя глазами за рукой консульши.
- А по какому поводу?- спросила консульша с немного потускневшей улыбкой и её рука замерла.
- Ээээ... да по такому же, за визой приходил,- начал подозревать недоброе Эдик.
- И что они вам сказали?- с надеждой поинтересовалась консульша.
- Нат аксептабал,- бухнул Эдик.

Через шесть месяцев Эдик снова был у дверей посольства. Потому что мечту детства не убить каким-то там резиновым штампом.

June 2017

S M T W T F S
    123
45678 910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Синдикат

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 28th, 2017 07:09 pm
Powered by Dreamwidth Studios